«Что скрывалось за молчанием педагога»: вспоминаем историю, которая в 90-х годах потрясла весь Саткинский район

Общество
09:50
531 просмотр
«Что скрывалось за молчанием педагога»: вспоминаем историю, которая в 90-х годах потрясла весь Саткинский район
Фото из интернета

Весной 1990 года Саткинский район поразила новость: педагог, бывший директор интерната в Бакале рассказал, что он был военным разведчиком, советником в ранге замминистра иностранных дел Северной Кореи и лично знал основателя северокорейского государства и его фактического руководителя в 1948—1994 годы Ким Ир Сена.

Люди недоумевали, как блестящий педагог столько лет скрывал своё прошлое и почему вдруг решил о нём рассказать.

Лишенный документов и права на свою подлинную историю, Валентин Петрович Пан много лет скрывал прошлое. И лишь со временем родные поняли, чего ему стоило столько лет молчать о былом.

Из письма от Валентина Пан в высокие инстанции: «Осенью 1941 годая был приглашен на собеседование в ГК ВЛКСМ. Я дал согласие работать негласно в советской контрразведке. <…> Из беседы с представителями местных органов госбезопасности стало известно, что мне предстоит выполнять сталинское указание по установлению в Корее социалистической республики. Я получил личное задание установить контакт с кем-либо из местных жителей. При выполнении этого задания я был схвачен местной полицией. 1 июня 1944 года японским судом я был осужден на 10 лет заключения и был переведен в японскую политическую тюрьму «Золотые ворота» в г. Сеуле…»

- Отец рассказывал, что в тюрьме его не пытали физически, а подвергали психологическим пыткам - подолгу не давали спать, - рассказывает сын Валентина Петровича Сергей Пан. - На его спине были шрамы, но он не придавал им значения. Под пытками отец твердил лишь одно - заученную в разведшколе легенду. 

В сеульской политической тюрьме Валентин Пан познакомился с корейскими коммунистами. Его сокамерником оказался прежде неуловимый подпольщик, лидер южнокорейских коммунистов Пак Хен Нен. При освобождении в августе 1945 года его рекомендации помогли Валентину не попасть под репрессии, более того, эти его партийные связи оказались ценными, и в советском консульстве в г. Сеуле ему поручили осуществлять связь с подпольным ЦК Компартии Кореи, а также выполнять функции разведчика, докладывая сведения о положении в Южной Корее. Валентин Пан стал помощником секретаря ЦК Пак Хен Нена.

- Именно в это время моя мама перепечатывала его разведдонесения с подписью «Валентин», так как была секретарем-машинисткой в управлении советской гражданской администрации Северной Кореи, - продолжает Сергей Пан. -  Вот так очень просто «Валентин» стал не просто подписью, а любимым мужем. Кстати, именно мама печатала первую Конституцию Кореи, будучи секретарем-машинисткой.  Родители рассказывали такой интересный случай: Ким Ир Сен встретил в городе папу с мамой и спросил: «Почему вы меня на свадьбу не пригласили?». И, сняв со своей руки часы, подарил их отцу. После этого родителям пришлось сыграть ещё одну свадьбу. Папа их носил всегда, а сейчас эти часы хранятся у моего брата Александра.

Особенно Валентин Пан выделял при воспоминаниях поездку в 1949-м в составе делегации с Ким Ир Сеном и Пак Хен Неном в Москву на встречу со Сталиным, где саткинец был одним из двух переводчиков делегации.

- При этом со Сталиным он не встречался, - говорит Сергей Пан. – И это ему спасло жизнь. Пак Хен Нена и переводчика, которые были на встрече со Сталиным, впоследствии расстреляли.

В 1951-м Валентин Пан поступил в Свердловский педагогический институт и за год его окончил фактически экстерном.

- В это время он преподавал английский язык, который освоил самостоятельно, слушая по радио английскую речь, что не приветствовалось в СССР, - говорит Сергей Пан. - Спустя много лет в Бакале, заполняя анкету при устройстве на работу, в графе «иностранные языки» отец написал только: «английский, чтение и перевод со словарем». На самом деле он владел несколькими восточными языками на литературном уровне. Мы с братом не знали подробностей о жизни отца, а лишь поверхностно было известно, что мама и папа были в Корее и там познакомились. Отец своё прошлое не афишировал, так как не было официального подтверждения. Его восстановили в партию с марта 1941 года. Помогла восстановить документы и имя мама, которая много десятилетий писала в инстанции, высылала документы, справки...

В Бакале, наконец, началась мирная жизнь. С 1952 года и до конца своих дней Валентин Пан работал учителем в школе, директором интерната, директором школы рабочей молодежи при исправительной колонии. В 1991 году пришла долгожданная медаль «За победу над Японией» и официальное признание участника войны.

На фото: Валентин Пан со своей женой Ниной.

image