Информация для саткинцев: дистанционное образование и цифровая образовательная среда – в чём разница?

Образование
11:44
505 просмотров
Информация для саткинцев: дистанционное образование и цифровая образовательная среда – в чём разница?

На вчерашней пресс-конференции с представителями министерства образования и науки Челябинской области разговаривали о том, как будет развиваться образование в ближайшее время.

Проект Постановления

Поводом к встрече послужили возмущения жителей региона по поводу проекта Постановления Правительства РФ «О проведении в 2020 - 2022 годах эксперимента по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды в сфере общего образования, среднего профессионального образования и соответствующего дополнительного профессионального образования, профессионального обучения, дополнительного образования детей и взрослых», опубликованного на портале нормативных правовых актов. Напомним, эксперимент внедряется с 1 сентября 2020 по 31 декабря 2022 года в 14 регионах РФ, в том числе и в Челябинской области.

Этот проект наделал много шума. Многие, прочитав его и увидев в нём такие формулировки, как «дистанционные образовательные технологии» или «сервисы мгновенного обмена сообщениями и социальных сетей», восприняли всё буквально – в Челябинской области будет дистанционное образование, так как это было в период ограничительных мер, связанных с борьбой против коронавирусной инфекции. Обеспокоенные родители стали создавать петиции против введения дистанционного обучения.

Дистант и цифровизация - в чём разница?

Во время пресс-конференции первый заместитель министра образования и науки Челябинской области Елена Коузова заверила, что дистанционного обучения в школах региона не будет (если, конечно, опять не введут режим самоизоляции), отметив, что «цифровая образовательная среда», о которой идёт речь в проекте Постановления и «дистанционное образование» - это не одно и то же.  

Она пояснила, что дистанционное обучение – это опосредованное обучение, когда обучающиеся и педагоги находятся не в прямом контакте, процесс обучения проходит не очно. При дистанционном обучении ученик получает задания и выполняет их, может контактировать с педагогом посредством Интернета или соцсетей.

- А вот дистанционные образовательные технологии – это несколько другое, - рассказала замминистра. - Если образовательные организации мы оснащаем техникой, значит перейдём на дистант? Отнюдь нет. Всегда основным ключевым показателем любой школы, техникума, вуза является понятие «образовательная среда». В зависимости от времени она всегда была разной. 20 лет назад было очень хорошо, когда появлялись стенды в школе, сейчас стены чистые, без стендов, но есть зоны отдыха, есть интернет. Раньше учителя карточки, таблицы всё готовили сами, а теперь они могут зайти на образовательную платформу, посмотреть коллекцию видеоуроков по той теме, которая им нужна.

Сопровождение и контроль

Как говорит Елена Коузова, цифровая образовательная среда предоставляет дополнительные возможности для обучения именно в живом общении с учителем, именно в классе, когда учащиеся могут пользоваться дистанционными платформами. Выпускать в это пространство учеников одних не всегда можно, поэтому учитель находится рядом, даёт пояснения.

- Образовательная среда соответствует своему времени, а сейчас время цифровое. И это началось не сегодня. Начало процесса цифровизации образовательной среды приходится на рубеж веков. Мы просто в начале следующего этапа цифровизации, - пояснила она. - Главный момент, родителей всегда пугает дополнительная нагрузка на детей. Так вот, сопровождать эксперимент будет исследование, психологическое сопровождение будет обязательно и изучаться будет медиками влияние всех цифровых ресурсов на взрослых и на детей.

В 2024 году будут подведены итоги эксперимента и только потом цифровизация войдёт в массовую практику, как было с ЕГЭ.

Главное – индивидуализация

Практика обучения детей в формате цифровой образовательной среды в регионе уже есть. Например, в челябинской школе №116. Директор этого образовательного учреждения Татьяна Трапезникова рассказала о плюсах цифровизации.

- Главное – индивидуализация, то есть ребёнок сам выбирает задание либо педагог его ориентирует, выбор заданий большой, больше контрольно-измерительных материалов, то есть не учитель ходит и проверяет задания, а ребёнок, выполнив их, видит свою оценку, и сразу же - свои ошибки. Урок можно повторить дома, ребёнок может вернуться к видеоуроку, к видеофрагменту. Учитель может собрать пакет контрольных работ для каждого ребёнка индивидуально. Например, понимая, что ребёнок будет поступать в технический вуз и ему нужна физика, уровень заданий для него по этому предмету будет сложнее, чем для гуманитария, для которого учитель подготовит задания базового уровня, - поделилась опытом Татьяна Трапезникова.

Чего достигнут в конечном итоге?

По словам директора регионального центра оценки качества и информатизации образования Андрея Барабаса, главная задача цифровой образовательной среды - персонализация обучения. Он отметил, что в образовательной системе Челябинской области большое количество информационных систем, которые позволяют анализировать качество образования каждого учебного учреждения и говорить о том, у кого и где есть какие западающие точки по результатам ВПР, ОГЕ и ЕГЭ. Это и позволило области войти в эксперимент по внедрению цифровой образовательной среды.

- И родители, и педагоги не все понимают, что такое дистанционное обучение и информационные технологии, - рассказал Андрей Барабас. - Дистанционное обучение мы чаще всего связываем с системой «Сетевой город» – сделать задание и получить оценку, то есть получить обратную связь. Но «Сетевой город» - это не учебная платформа и не образовательный ресурс, это всего лишь информационная составляющая, которая должна выполнить роль дневника, только в электронном виде. И дальше ребёнок должен зайти на какую-то платформу и отработать тот материал, который ему даётся. Предназначение цифровой среды заключается в том, чтобы создать некий универсальный сервис, на котором было бы сосредоточено множество бесплатного, доступного, проверенного, безопасного контента. Но невозможно зайти на какую-то платформу, не имея технической оснащённости и работать с платформой, не имея обученного учителя.

На пресс-конференции отмечалось, что к этому должны быть морально готовы и ученики, и их родители, и учителя, поэтому процесс цифровизации не быстрый. А главное опасение родителей заключается в том, что уйдёт учитель.

- Учитель не уйдёт, - заверила замминистра Елена Коузова. - Он остаётся тем центром, который аккумулирует всё, выдаёт соответствующие направления развития, а в помощь ему приходят электронные ресурсы, которые позволят отстающим подтянуться, а лидерам набрать ещё больше знаний.

Ещё раз о «дистанционке»

Многие родители подтвердят, что на дистанционном обучении качество усвояемости материала детьми упало. Об этом они пишут и в своих петициях. И это не удивительно, ведь ученики взаимодействовали с учителями только дистанционно, а основная нагрузка по объяснению детям нового материала, задач и т.д. легла на плечи родителей, которые педагогами не являются. Если ситуация вновь сложится так, что придётся вернуться на время к дистанционному обучению (кто знает, какие ещё сюрпризы готовит нам коронавирус), что требуется от родителей? Отталкиваясь от опыта дистанционного обучения во время самоизоляции, можно сказать, что некоторым родителям просто не хватало времени после работы на то, чтобы помогать детям учиться, а некоторые и вовсе не понимали, как выполнять то или иное задание и потому не могли помочь детям, которые в свою очередь без учителя тоже ничего не понимали.

- Родители должны любить детей, а если они любят своих детей они всегда найдут выход из любой ситуации, - ответила заместитель министра. - Когда мы входили в эту ситуацию неподготовленными, как раз взаимодействие родителей и педагогов было самым ключевым. А там, где такого контакта нет, там мы и получили всплеск негативных эмоций. Родители не должны учиться за детей, но родители должны быть всегда рядом. Это не обязательно рядом физически, но рядом поддерживая, направляя, помогая и в том числе апеллируя к учителю.

Ещё раз об отсутствии возможностей

Ещё одной проблемой на дистанционном обучении стало отсутствие или нехватка компьютеров, планшетов или других гаджетов в семье или отсутствие Интернета. Как быть таким семьям, если ситуация с самоизоляцией повториться?   

- Когда мы говорим о цифровой среде мы имеем виду образовательные организации и мы говорим об очном обучении, где цифровые ресурсы используются как условия организации образовательного процесса в школе, - ещё раз разграничила понятия Елена Коузова. - То, что произошло в пандемию, это другая ситуация. И если мы опять попадём в такую ситуацию, вопрос не в том, есть ли дома компьютер или Интернет, вопрос опять же во взаимодействии семьи и школы. Дома может ничего не быть. Мы знаем, что у нас Интернет в области далеко не везде соответствующего уровня и качества, даже мобильная сеть не везде устойчива, поэтому вопрос в другом – в выстроенном контакте. Ну и у нас есть учебники, их ещё никто не отменял. Учебники проверенные всеми экспертами, допущенные до использования. Учебниками у нас обеспечены все. Поэтому можно сказать, что в подполье наши дети, имея учебники, могут сидеть долго. Мы прекрасно понимаем, что мы сейчас не можем одномоментно всё наше население обеспечить техникой, которая необходима. В области около 10 тысяч детей нуждаются в этом. Поэтому призываю тех, кто может, быть спонсорами и благотворителями, помогать тем семьям, которые нуждаются в этом.

Откуда непонимание?

Ответ на этот вопрос очевиден: проект Постановления об эксперименте по внедрению цифровой образовательной среды разработали, внеся в него непонятные для многих формулировки, и опубликовали его для общественного обсуждения, но не объяснили, что подразумевается под этими формулировками.

Люди, пережившие дистанционное обучение своих детей, испугались повторения и забили тревогу. Даже на портале нормативных правовых актов у проекта почти 9 тысяч дизлайков и чуть более 50 лайков, что говорит о том, что абсолютное большинство жителей регионов, вошедших в эксперимент, поняли эксперимент как переход к дистанционному обучению.    

Это теперь понятно, что дистанционное обучение и цифровая образовательная среда – разные понятия. Если бы всё объясняли вовремя, такой путницы не возникло бы.  

 

Ирина Власова

Фото: из открытых источников Интернет 

image