image
image

«Дочки, ко мне!»: служащие в полиции Сатки собаки - напарники, друзья и почти как дети

icon 11:11
icon 469 просмотров
«Дочки, ко мне!»: служащие в полиции Сатки собаки - напарники, друзья и почти как дети

200 лет назад в полицейской операции впервые была задействована собака. С тех пор четвероногие друзья человека стали его неизменными напарниками на службе в правоохранительных органах и других структурах.

В отделе МВД по Саткинскому району служат пять собак: немецкие овчарки Мерседес, Берта и Сирена, ротвейлер Босс, бельгийская овчарка Лекса. Они ищут взрывчатку, оружие, боеприпасы, сопровождают подозреваемых, ищут потерявшихся людей, украденные вещи.  

- У каждой собаки своя специализация, - говорит хозяин Лексы и Сирены, полицейский-кинолог отдельного взвода ППС, прапорщик полиции Рустам Гафаров. – Как говорят кинологи: «Не надо собаке ломать голову», то есть давать одной собаке, чтобы она работала по всем направлениям.

Рустам Гертович обучался на кинолога в Уфе, работает полицейским-кинологом с 2014 года, всё это время – с Лексой и Сиреной.

- Других и не надо! – говорит он.

Рэм-пенсионер

Но иногда собак менять всё-таки приходится, так как в соответствии с приказом МВД, служат они до восьми лет, потом проводится комиссионная проверка. Если пёс демонстрирует хорошие показатели, то его признают годным к дальнейшей службе. Если нет, то он уходит на пенсию. Как сейчас русский спаниель Рэм. Его заберёт к себе домой полицейский-кинолог, который с ним работал. Часто собак отдают просто знакомым.

- Бывает, что и полицейский уходит на пенсию или увольняется, - говорит Рустам Гертович. – Тогда собака переходит к другому владельцу. Они воспитаны так, что будут подчиняться и новому хозяину. Но многие стараются брать собак уже взрослыми, чтобы не было сильной привязки друг к другу. Потому что, когда её со щенка вырастишь, очень тяжело расставаться.

Опытный работник

Сам Рустам Гафаров своих собак растил с детства. Взял их в питомнике областного кинологического центра МВД. Но многие приводят на службу и собственных собак, ставя их на довольствие.

- Сирену взял в 2015 году в питомнике четырёхмесячным щеночком, - говорит полицейский-кинолог. – Никаких навыков у неё не было, была ребёнком. Нянчились с ней, воспитывали. Сначала она дома у меня жила, потом в 10-месячном возрасте перевёл её в вольер. Сейчас это опытный работник, у неё много раскрытых преступлений. Например, недавно она нашла угонщика автомобиля. Машина была обнаружена в старой части, Сирена взяла след от водительского сидения и привела к частному дому, где и скрывался подозреваемый. Лекса находила в лесу на Зюраткуле потерявшегося пенсионера.

С чего всё начинается

Но прежде, чем собака начнёт добиваться таких результатов, с ней надо много работать. Сначала её учат быть послушной и выполнять простые команды, такие как «Сидеть!», «Лежать!», «Ко мне!». Это у неё должно быть доведено до автоматизма, слушаться хозяина она должна беспрекословно. Только потом начинается спецкурс. Сначала кинолог с собакой едут в областной кинологический центр МВД, где кураторы смотрят собаку, указывают недостатки, дают рекомендации. Вернувшись на место службы, кинолог начинает отработку спецнавыков, сначала на закрытой территории, потом в городе, чтобы собака привыкала к запахам, не боялась машин. Рустам Гафаров, например, до сих пор берёт своих питомцев на патрулирование улиц.

Сложная работа

Хождение по следу - это очень сложная работа, из тысяч следов нужно выбрать один. Поэтому если след остывший, собаке трудно работать. Особенно, если дело происходит в городе, где много посторонних запахов: бензин, парфюм.

- Но мы справляемся, служба у нас такая, - говорит полицейский-кинолог. 

Когда собака находит то, что ищет, она обозначает это: садится, ложится или «зависает».

Как правило служебные собаки уже рождаются с навыками, нужными для работы, ведь у них «рабочие» родители. А кинологи развивают эти навыки.

Собака может потерять нюх, поэтому своих напарников полицейские-кинологи берегут.

- Приезжая на место происшествия мы сначала осматриваем его, проверяем, можно ли пустить собаку по следу, - говорит Рустам Гафаров.

Сами виноваты!

- У каждой собаки свой характер, - продолжает полицейский-кинолог. – Сирена, например, мягонькая такая, ласковая собачушка. Ну я и не старался, чтобы она кусалась, кидалась. Она же нужна для поиска. Когда привожу её домой, она играет с детьми, приносит им палку, кувыркается с ними.

Рустам Гертович вообще уверен, что если собака агрессивная, непослушная или глупая, то в этом виноват только её хозяин.

- Как это она не будет слушаться? – удивляется он. – Любую собаку можно сделать послушной. Просто к этому придётся приложить усилия. От характера собаки ничего не зависит. Всё, что угодно можно сделать с собакой. Проблема в том, что некоторые заводят собак, начинают с ними заниматься, а потом им надоедает и они бросают это. А спустя время жалуются, что собака убегает, не слушается, проявляет агрессию. Ну так сами же и виноваты!

На первом месте – любовь!

Наблюдая за прогулкой Лексы и Сирены во внутреннем дворе отдела полиции, я удивлялась тому, что они от Рустама Гертовича далеко не отходят, и буквально не сводят с него глаз, когда он подзывает их. Словно боятся пропустить его приказ. Даже сфотографировать их так, чтобы они смотрели в камеру, не получилось.

- Нужны сила воли и большое желание, потому что воспитать собаку - это кропотливая работа, - говорит полицейский-кинолог. – А самое главное – любовь! Собаку нужно любить, и тогда она тебя полюбит. Нужно быть с ней одним целым. Собаки очень хорошо чувствуют хозяина. Поэтому надо быть энергичным, позитивным при работе с ними, тогда и они будут отлично работать. Можно ли назвать нас напарниками? Конечно! Мы - напарники, друзья, товарищи. Я, когда захожу в вольер, кричу: «Дочки, ко мне!», и они счастливы.

Татьяна Савиных

 

 

image