image

Ребёнок войны

Ребёнок войны
Валимя Волгина

На долю жителей блокадного Ленинграда выпали нечеловеческие испытания. 872 дня вошли в историю как трагическое и героическое время. 27 января 1944 года город был освобождён от оков фашисткой блокады.

Валимя Волгина, ныне жительница Межевого, прожила год на территории блокадного Ленинграда. Ей было всего шесть лет, когда страшные события коснулись её семьи.

– Я была ещё ребёнком, но всё помню, – говорит Валимя Волгина. – Голод, страх, разруха... Мы жили в деревне Новое Калище Ленинградской области. Отца забрали на фронт в июле 1941-го, он поцеловал нас, пятерых детей, и ушёл. Мамы в ту ночь дома не было, она не могла вернуться с работы: немцы разбомбили дорогу, и она была вынуждена ночевать в бомбоубежище. Вскоре многодетные семьи переселили в лес в землянки. Считалось, что там жить безопаснее. 

СЪЕЛИ ВСЕХ КОШЕК И СОБАК

– В лесу нельзя было разводить костры, потому что мы маскировались от немцев. Ни кипятка, ни горячей еды мы не видели. У нас был мешок сухарей, которыми мы и питались. Это был август, выжить нам помогали ягоды, коренья. Когда было затишье, мама готовила похлёбку. Неподалёку была военная кухня, моя старшая сестра ходила туда, просила еду. Бывало, приносила гречневую кашу, а иногда и самим солдатам не хватало. В нашей деревне съели всех кошек и собак. Сестра рассказывала, как одна бабушка попросила поймать ей лягушку. От голода у неё просто не было сил. Лягушку ей принесли, а она её на плиту сразу. Вскоре эта бабушка умерла… В сентябре начались дожди, образовалось болото, в землянке появился слой воды, с потолка капало. Помню, как ногами хлюпала по этой воде...

В ШКОЛУ ПОД БОМБЁЖКАМИ

Несмотря на все тяготы военного времени, дети учились, ходили в школу.

– До школы старшей сестре необходимо было идтидва километра. Тогда мама пошла в сельсовет и попросила разрешения вернуться в деревню. Ей позволили. Конечно, можно было оставить школу, но дети хотели учиться, шли в школу под бомбёжками. Если начинали бомбить, учительница выводила детей на улицу, прятала в канавах. Помню, как солдаты приводили перепуганную сестру домой. Во время бомбёжек нас мама поднимала даже ночью, выводила на улицу прятаться в лесу и огороде. Если не успевали выбежать, мама нас собирала в одну кучу, чтобы в случае попадания умерли все.

ЭВАКУАЦИЯ

– Так мы прожили до августа 1942 года. Затем нас эвакуировали. Помню, что мама не хотела ехать, но существовал закон: многодетные уезжают в первую очередь. Нас везли по Финскому заливу по «Дороге жизни». Когда мы плыли, впереди нас семь катеров немцы потопили. Матросы отстреливались от немецких самолётов как могли.Когда мы проплыли Ладожское озеро,нас пересадили в товарные вагоны. Поехали мы в Башкирию, на родину родителей. Там нас выручал паёк, который выдавали семьям эвакуированных. Помню, утром рано вставали, смотрели в окно, у кого из соседей дым из трубы валит. К ним мы шли с совком, просили уголь. А печи-то все топили соломой, хворостом, пока тлеющие угольки и пепел донесёшь до дома, он весь разлетится и погаснет...

ПОСЛЕВОЕННОЕ ВРЕМЯ

– После войны мы поехали обратно вНовое Калище. Сейчас уже думаю: зачем мы туда вернулись? Там была разруха! Нас поселили в доме без стёкол, всюду бегали крысы, которые питались покойниками... Помню, спим ночью, а по нам крысы бегают. У нас были одеяла из шинели, накрывались ими с головой. Продукты вешали на стены повыше, но крысы и туда добирались, ползли прямопо стенам. До сих пор боюсь грызунов.

Позже брат перевёз сестёр в Сулею. Валимя Волгина окончила педучилище в Златоусте, а после отработала много лет педагогом в школах Межевого и Сулеи.

Спустя 60 лет после окончания войны сёстрам прислали Книгу памяти с указанием места захоронения отца, которое они посетили в 2005 году.

 

image

Добавление комментария

Нажимая кнопку "Добавить комментарий" я соглашаюсь с условиями обработки данных, а также с правилами добавления комментариев.

Комментарии

Нет комментариев
image
Рекомендуемые компании